Анонс!!!!

Анонс!!!
Практически каждый день в Национальной библиотеке Чувашской Республики проходят мероприятия, посвященные ликвидации правовой безграмотности населения. А что можно сказать о правовой грамотности в библиотечном Зазеркалье, то бишь изнутри.
Ожидайте..."Территория правовой безграмотности"

понедельник, 31 октября 2016 г.

Архив документов из НЭБ Чувашии за октябрь 2016 г.

Зубрилин, А. А. Ҫӗр ӗҫлессийӗн тӗп йӗркийӗ : тӑпра ҫинчен = (Основы земледелия) : (почва) / А. А. Зубрилин ; пер. Семенов. - Казань : Типо-литография Университета, 1918. - 30 с. – На чуваш. яз. – Режим доступа: http://elbib.nbchr.ru/lib_files/0/shch_0_0000010.pdf
Из коллекции «Книги периода гражданской войны в России (1917-1922)»

Книга знакомит с основными сведениями о типах и свойствах почв России, о методах повышения плодородности почв.
Краснов, Н. Г. Иван Яковлев и его потомки / H. Г. Краснов ; [редкол.: С. А. Гапликов и др.]. - Изд. 2-е, доп. - Чебоксары : Чувашское книжное издательство, 2007. - 478 с., [8] л. цв. фот. - (Замечательные люди Чувашии: ЗЛЧ = Чӑвашсен чаплӑ ҫыннисем). – Режим доступа: http://elbib.nbchr.ru/lib_files/0/kyiy_0_0000143.pdf
Яковлев Иван Яковлевич (коллекция)

120 лет назад родился Ванеркке Николай Иванович (23.10.1896-11.09.1929).
Деятель культурно-языкового строительства, автор первого орфографического словаря чувашского языка (1926), словаря иноязычных заимствований (1924)
Родился в с. Яншихово-Норваши (Ен?ш Н?рваш) Цивильского уезда (ныне Янтиковский район Чувашской Республики)
Н. Ванеркке в 1916 г. окончил Симбирcкую чувашскую учительскую школу. В 1917-1920 гг. работал в отделе народного образования Цивильского уезда, в 1920-1922 гг. – в Чувашском областном отделе народного образования, в 1922-1926 гг. – в Чувашском областном комитете ВКП(б). В 1926-1929 гг. был ответственным (главным) редактором Чувашского отдела Государственного издательства, ученым секретарем Научно-методического совета при нем. Принимал активное участие в работе Центральной комиссии по реализации чувашского языка, Чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности, терминологической и орфографической комиссий.
Автор книг: «Хресчен буквар?» (Букварь крестьянина) (1927), «Краткий словарь иностранных слов» (1924), «Чувашский орфографический словарь» (1926), «Ч?ваш хресчен?» (Чувашский крестьянин) (1927) и др.
Ванеркке, Н. Чӑвашла ҫырасси : правилӑсемпе орфографи словарӗ / Н. Ванеркке. - Шупашкар : Чӑваш кӗнеки уйрӑмӗ, 1929. - 168 с. – Режим доступа: http://elbib.nbchr.ru/lib_files/0/kkni_0_0001029.pdf
Перевод заглавия: Чувашский орфографический словарь

Яковлев, И. Я. Отчет о временных педагогических курсах, устроенных при Симбирской чувашской учительской школе в 1891 году для учителей чувашских начальных училищ / И. Яковлев. - Симбирск : Типография И. С. Хапкова, 1899. - 52 с. – Режим доступа: http://elbib.nbchr.ru/lib_files/0/koch_0_0000093.pdf
Из коллекции «Образование и педагогика в Чувашии»

О временных педагогических курсах при Симбирской чувашской учительской школе, которые проводились с 1884 года. Временные курсы проводились для учителей чувашских начальных училищ, окончивших Симбирскую школу, и по мысли ее руководителей должны были осуществлять новую форму деятельности – собирание и обобщение накопленного опыта Симбирской школой и местных учителей. Курсы-съезды учителей проходили при участии учителей Симбирской чувашской учительской школы.

воскресенье, 30 октября 2016 г.

Архив сообщений Президентской библиотеки за октябрь 2016 г.

21 октября 2016 г. Информационное агентство «РИА Новости» запустило специальный интернет-проект «Пять фильмов, которые потрясли мир», посвящённый Году российского кино. Это рассказ об отечественных картинах, которые произвели неизгладимое впечатление на весь мир, вошли в золотой фонд кинематографа, получили высшие награды на самых престижных кинофестивалях планеты.
Спецпроект – это пять статей о лентах «Летят журавли», «Война и мир», «Андрей Рублёв», «Броненосец «Потёмкин» и мультфильме «Ёжик в тумане». В каждом из материалов – интересные факты о создании фильмов, воспоминания его авторов и их окружения, а также фотографии.
19 октября 2016 г. На портале Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина появилась новая коллекция «Чувашская Республика: страницы истории» . Подборка включает исследования, официальные и архивные документы, изобразительные материалы, политические и культурные аспекты истории Чувашской Республики. Также представлена действующая Конституция Чувашской Республики.  Читать полностью...


17 октября 2016 г. 19 октября 2016 года исполняется 205 лет со дня основания Императорского Царскосельского лицея. К юбилею одного из самых известных учебных заведений России Президентская библиотека представляет подборку редких материалов, которые касаются не только его истории, но и людей, имена которых навсегда связаны с этой школой. Читать полностью...

15 октября 2016 г. 15 октября 2016 года исполняется 202 года со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова. На портале Президентской библиотеки можно ознакомиться с обширной тематической коллекциейв которую вошли материалы, раскрывающие многогранность личности гениального поэта и его роль в культурной жизни России. Собрание включает в себя электронные копии книг и периодических изданий, содержащих тексты произведений М. Ю. Лермонтова, исследований его жизни и творчества, редких документов, критики современников, репродукций картин и рисунков поэта и многое другое. Коллекция «М. Ю. Лермонтов (1814–1841)» тематически разделена на три части: «Творчество М. Ю. Лермонтова», «Материалы о жизни и творчестве поэта» и «Память о поэте».

11 октября 2016 г. В канун дня рождения Дмитрия Донского (1350–1389), отмечаемого 12 октября 2016 года, появилась возможность узнать о нем больше по электронным копиям раритетных книг из фонда Президентской библиотеки и отдать должное этому великому воину и собирателю земель русских в единое государство. Читать полностью...

10 октября 2016 г. Коллекция Президентской библиотеки «Государственная власть» пополнилась новыми материалами о «Русской Правде» – древнейшем русском законодательном сборнике, относящемся к XI–XII векам. Первоначальную основу «Русской Правды» составило законодательство великого князя Ярослава, дополненное и отчасти измененное его сыновьями, а позднее продолженное его внуком Владимиром Мономахом и, возможно, его потомками-князьями. Читать полностью...

октября 2016 г. Фонд Президентской библиотеки пополнился видеоматериалами, предоставленными «Нарт-Арт студией». Читать полностью...

5 октября 2016 г.  Росархив представил интернет-проект «Мост через Керченский пролив» - историю строительства переправы через Керченский пролив, насчитывающую более ста лет. Первые изыскания были проведены ещё в 1903-1906 гг., работы по сооружению моста велись в период Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы. Основу публикации составили документы Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного исторического архива (РГИА).Читать полностью...
3 октября 2016 г. 3 октября 2016 года исполняется 121 год со дня рождения великого русского поэта Сергея Есенина. В электронной коллекции Президентской библиотеки собрано немало посвящённых ему материалов, в том числе воспоминания друзей, видеолекции, фотографии, а также научные работы, исследующие его творчество.Читать полностью...

четверг, 27 октября 2016 г.

«Детская музыка в изданиях 1850-1917 гг.» - новая коллекция НЭБ


Национальная электронная библиотека пополнилась новой коллекцией«Детская музыка в изданиях 1850-1917 гг.» (автор – РГБ, исполнители Л.Б. Баяхунова, А.А. Семенюк). Коллекция возрождает большой пласт отечественной культуры, связанный с музыкальным воспитанием детей. Ее полнота и разнообразие объясняется возможностью собрать воедино цифровые копии раритетных изданий из фондов разных библиотек - участниц НЭБ (прежде всего РГБ и РНБ). 
      Особенность коллекции – ее практическая важность, возможность ввести в современный учебный и исполнительский репертуар исторически и культурно значимые музыкальные произведения для детей. Для удобства входящие в собрание нотные издания (каждое из которых находится в свободном доступе) классифицированы. По мере появления новых цифровых копий коллекция будет пополняться, а само ее появление знаменует начало последующих электронных собраний учебной музыкальной литературы в рамках НЭБ.

вторник, 25 октября 2016 г.

Никитина Э. В. Общее и особенное в менталитете народов Поволжья и Приуралья

В мире нет ни одного «чистого», не впитавшего множества инородных элементов, сохранившего некие имманентные свойства народа. Тем не менее, каждый этнос явно обладает специфическими качествами. Внешние отличительные особенности физического типа людей, т. е. расовые признаки (отличия цвета кожи, глаз, типа и цвета волос, черт лица, роста, формы черепа и т. д.), при непосредственных социальных контактах практически невозможно не заметить или скрыть.
Несравнимо больше, чем физический облик, на межэтнические взаимоотношения влияют внутренние, едва фиксируемые их носителями особенности, касающиеся сферы мышления и поведения этнических общностей. Речь идет не только о психическом складе, характере, самосознании и чувствах народа. Имеются в виду также восприятие народами себя и друг друга, процессы опосредованного и обобщенного отражения в сознании нации переживаемых событий, память, воображение и волевая активность представителей различных этносов, развитие талантов и дарований народа — всё то, что включает в себя понятие этнического менталитета.
При многих общечеловеческих качествах ментальность и поведение народов так же своеобразны, как неповторимы их исторические судьбы. Влияние различных факторов (в первую очередь природных и социальных) на формирование этноменталитетов признают исследователи разных направлений социологии, психологии, истории. Психологи (Р. Андерсон, П. Шихирев) отмечают, что даже едва заметное различие географических, этнографических, культурных факторов дает разницу в менталитете этнических общностей (Андерсон, Шихирев, 1994: 27).
Народы Поволжья и Приуралья имеют значительное хозяйственное, культурное и национальное сходство, что обусловлено единой территориально-географической средой, однородными историческими, экономическими и социально-политическими условиями существования. Можно даже выделить наиболее общие национально-психологические особенности представителей башкирского, мордовского, марийского, татарского, удмуртского, чувашского этносов — такие качества, как неприхотливость и непритязательность в быту, повседневной и профессиональной деятельности, исполнительность и настойчивость во всех видах труда, активно выраженный коллективизм и толерантность (Крысько, 2002: 150). Тем не менее, близкие по генотипу, языку, культуре и общности исторического развития народы заметно разнятся по менталитету. Скажем, по складу характера, ментальности чуваши в целом заметно ближе к марийцам, удмуртам, башкирам, нежели татарам, калмыкам, ногайцам.
Обладая особой ментальностью поведения, представитель той или иной этнической общности предрасположен мыслить, чувствовать, действовать так, как ему диктуют национальные традиции, принятые нормы и правила этикета. Эти правила и нормы отличаются даже у близких соседей. Например, чуваши и удмурты — исторически народы-соседи, долгие века жили в одних условиях, в одном регионе. Однако многие черты менталитета у них не похожи, некоторые качества — прямо противоположны. Сравните: чувашский или марийский ритуалы жертвоприношения и чюки запрещают применение алкоголя, а удмурты не могут представить их без кумышки (самогонки).
Или другой пример: честь чувашской девушки дороже жизни, пьющая и гулящая баба не считалась и не считается мало-мальски уважаемым членом общества. Но вот что пишет о вотяках начала XIX в. в своих очерках немецкий путешественник И. Ф. Эрдман: «Целомудрие у них не есть добродетель, и родители охотно уступают своих дочерей для плотского удовольствия посторонним мужчинам, так как беременная легче находит мужа: она уже может считаться плодовитою. Впрочем, у них допускается многоженство. Муж редко бранит свою жену и еще реже бьет. Если нечто подобное и случается, то на то смотрят как на нечто предосудительное. <…> Бабы и девки, когда сидят между мужчинами, пользуются почетом, пьют и напиваются допьяна» (Эрдман, 1998: 16). Видимо, на удмуртов, как и на камчадалов, в отличие от чувашей, влиял и влияет Север, т. е. условия и традиции малочисленных народов.
При изучении этноменталитета следует помнить, что ментальность не набор характеристик или доминирующих психологических черт личности, а система взаимосвязанных образов и представлений о мире и месте человека в нем, регулирующих мышление и поведение членов социальной группы. Системы стабильных представлений выявляются через отношения человека к миру и самому себе, характеризующиеся типичными реакциями. Обычно выделяются следующие группы коллективных представлений, определяющие содержание ментальности:
— хозяйство; природное и социальное окружение;
— семейная и сексуальная жизнь, любовь; отношение к женщинам;
— отношение к детям; старость; болезнь; телесность;
— религиозные верования, идеи о душе, смерти, спасении; страх;
— время; пространство; история (Стрельник, 2001: 193).
Подобный перечень нормативных отношений позволяет разносторонне рассмотреть любую этническую ментальность. Обозначим общие и особенные черты менталитетов народов Поволжья и Приуралья, затронув некоторые фрагменты их коллективных представлений о мире и себе, традиционных ценностей, устойчивых стереотипов этики, морали и поведения.
Начнем с того, что этапы исторического развития народов Поволжья и Приуралья, а также изменения ментальности, связанные с подавлением этнорелигий, христианизацией и исламизацией в прошлые века, оставили заметные следы в их духовной культуре. ХVIII–ХIХ вв. в России прошли под флагом русификации инородцев. Царизм и церковь проводили русификаторскую политику, не вникая в духовные нужды инородцев, не признавая за ними права на сохранение родных языков. Миссионерская система образования и воспитания для нерусских народов Н. И. Ильминского хотя и сохраняла языки и культуры народов Поволжья, однако при этом на ментальном уровне приобщала инородцев к русско-европейской культуре и образу жизни. Дальновиден был русификатор Ильминский: «…не спешите насмехаться, как над логическою несообразностью, над нашей системой — русить инородцев посредством их родных языков» (Ильминский, 1868: 88).
Несмотря на неблагоприятные события истории, для изучения менталитета и характера инородцев этого периода имеются различные письменные источники, так как в ХVII в. к ним был проявлен научно-этнографический интерес. Основой для целенаправленного изучения малых народов огромной России стала ломоносовская концепция развития науки. Суть этой концепции заключалась в рекомендации исследовать почвы, растительный и животный мир, минеральное богатство, разнообразие ландшафтов, обычаи народов, населяющих Россию. Он разработал план комплексных экспедиций по различным районам страны. В 1768–1774 гг. состоялись так называемые академические экспедиции, с которых началось исследование центральных и южных областей страны, Поволжья, Приуралья, Сибири, Камчатки, Дальнего Востока, Курильских островов. Экспедиции возглавили И. И. Лепехин, С. Г. Гмелин, И. А. Гильденштадт, П.-С. Паллас и другие крупные ученые, посетившие Поволжье и Сибирь.
Этническое своеобразие выявлялось в сравнении быта и духовной культуры соседних народов. Авторы приводили множество примеров из жизни русского, башкирского, удмуртского, марийского, мордовского, татарского народов. В менталитетах инородцев, естественно, выявлялось много общего, но и отличительное замечалось. К примеру, в перечне ментальных черт удмуртского этноса И. М. Вельм (см.: Вельм, 2002) выделяет пять сущностных качеств: 1) стремление к традиционным ценностям; 2) толерантность; 3) этнонигилизм; 4) общинность на уровне «мы»-психологии; 5) уход в себя. Первые четыре черты присущи и чувашам, но пятая — для чувашского народа не характерна. Чуваши никогда не были замкнутыми.
Сравним отношение к женщине у исповедующих ислам татар и башкир и православных чувашей. О бесправном положении женщины-татарки в семье и обществе, неразрывно связанном с сохранившимися патриархальными пережитками, наслышаны многие. Как правило, с развитием капиталистических отношений положение женщин в традиционных татарских семьях становится еще более тяжелым. Во второй половине XIX в. в литературе довольно часто упоминалась продажа татарок приезжавшим сюда восточным купцам. Еще более укрепился взгляд на женщину как на объект семейной собственности. Калым являлся важнейшим элементом брачных соглашений. Женщину продавали и покупали при заключении брака, в случае смерти мужа как семейную собственность ее оставляли в наследство братьям мужа (Татары…, 1967: 24).
Считается, что отрицательную роль в этом сыграла мусульманская религия, веками проповедовавшая неравное положение женщины в семье, что всемерно поддерживалось господствующими сословиями татарского общества. С ранних лет девочка-татарка слышит о том, что надо быть покорной мужу, ибо повиновение ему равно повиновению богу, а мальчик знает, что ему предстоит быть господином над женой. Ислам всецело защищает права мужа.
Однако башкирская женщина пользовалась большой свободой, хотя бытует устоявшееся представление о приниженном положении всех женщин Востока. В массе своей браки башкир были моногамными, несмотря на разрешенное Кораном многоженство, и именно в таких семьях отношения между полами строились на равноправии и на равных обязательствах (Рахматуллина, 2001: 82). Муж старался гуманно относиться к жене, детей почти никогда не наказывали, но существовал непререкаемый авторитет отца, воля которого была законом для всех.
Башкирка — это девушка-джигит, амазонка степей, которая скакала на лошади и стреляла из лука не хуже любого мужчины. Она самостоятельна в суждениях и поступках, в некоторой степени эмансипированна. Башкирка была другом и помощницей в суровой жизни кочевника-скотовода, ни перед кем не закрывала лица, нередко сама являлась инициатором развода, более половины башкирок дореволюционного времени знали грамоту. Пожилая женщина пользовалась всеобщим уважением, во многих случаях ее голос был решающим. По этим пунктам башкиры более похожи на не принявших ислам чувашей, нежели на татар.
По чувашской традиции отношение мужчин к женщинам было подчеркнуто почтительным и в семье, и на общенациональных мероприятиях. При совершении, например, общеродового моления «сара чуке» (моление с пивом) за передний стол с главой рода сажались именно женщины и им поручалось произнести главные молитвы Верховному Богу (Ман Тора) и предстоящим перед ним добрым силам, и только за ними вступали в действие мужчины. Это же заметил арабский путешественник и писатель Ахмед Ибн-Фадлан, путешествуя по Волге в 921–922 гг. После чтения дипломатического письма правителю булгар он «вынул подарки, состоявшие из благовоний, одежд, жемчуга для его жены, и я непрерывно возлагал на него и на неё одну вещь за другой, пока мы не покончили с этим. Потом я облёк его жену в почётный халат в присутствии людей, в то время как она сидела рядом с ним, — таков их закон и обычай» (цит. по: Никитина, 2012: 166). Женщины у древних тюрков и булгар не были бесправными, хотя зависели от мужей. Обычаи охраняли женщин и были очень строгими и жестокими по отношению к нарушителям их прав: изнасилование замужней женщины каралось смертью, соблазнитель девушки должен был немедленно жениться на ней. Изнасилование считалось самым тяжким преступлением.
Роль жены и матери в современной чувашской семье высока неимоверно, как и прежде. Чувашки острее чувствуют ответственность за детей и семью, бесконечно терпеливы к финансовым и житейским трудностям, стараются выкарабкаться из беды любыми способами. В их поведении проявляются глубинные основы этнического менталитета.
Также башкиры достаточно резко отличаются от родственного им татарского народа недостаточным развитием в характере таких качеств, как прозорливость, расчетливость и гибкость в отношениях с людьми, необходимых для деятельности в сфере торговли (Рахматуллина, 2001: 119). Умение купли-продажи с выгодой для себя, что так высоко ценится у народов, занимающихся торговлей, не почиталось за особое достоинство в среде башкир. Они оценивали человека по совершенно другим меркам: в первую очередь, по широте души, щедрости, смелости и простоте. Суетиться и торговаться из-за нескольких тенгэ не позволяла гордость башкира, это он воспринимал как унижение, оскорбление, мелкость души, и вообще ремесло торговца-лавочника не удостаивалось большого уважения и чести в башкирском обществе.
Этот факт свидетельствует о том, что даже у тех народов, которые жили в сходных природно-географических условиях, формирование этноменталитетов и накопление знаний происходило неодинаково из-за исторических особенностей жизни и различных культурно-экономических связей (Татары…, 1967: 312). Говоря конкретно о татарах Поволжья, надо отметить, что они и их ближайшие предки издавна жили на большой торговой дороге Восточной Европы и издревле были втянуты в оживленные экономические и культурные отношения с отдаленными странами Передней и Средней Азии, а позднее со своими западными соседями — русскими. Это, несомненно, приносило татарам много нового, обогащало их жизненный опыт, увеличивало знания и влияло на осмысливание представлений об окружающей природе и обществе.
У народов Поволжья и Приуралья не наблюдается больших разногласий в вопросах воспитания детей, что объясняется единым крестьянским укладом жизни и быта семьи инородца. Воспитание детей в дореволюционной деревне осуществлялось в основном в семье и религиозной школе (при мечетях или церквях). Родители стремились воспитать детей, как хороших тружеников, с детского возраста помогающих родителям и способных самостоятельно выполнять все виды работ в поле и дома (там же: 265). То обстоятельство, что в основе воспитания детей лежал труд, определяло роль и распределение обязанностей между родителями в воспитательном процессе. C малых лет сыновья преимущественно находились рядом с отцом и другими старшими мужчинами в семье, приобщаясь к мужскому труду. Дочери в меру своих возможностей помогали матери и остальным родственницам. Это по существу и был основной метод воспитания в крестьянской семье. При этом в распределении работ между детьми совершенно отсутствовал какой-либо четко выраженный возрастной принцип, не в пример половому, который по возможности строго соблюдался.
Иностранные путешественники ХVII–ХVIII вв. благослонны к инородцам, находили их приветливыми и пригожими. «Чуваши мягки, услужливы и послушны; они меньше ростом и хуже сложены, как черемисы, с широкими бледными лицами, темнокарими и узкими глазами, жидкими черными волосами и такою же бородкой… Женщины заплетают волосы в две длинные косы, причем заботливо укрывают их платком, девушки же не закрывают волос» (Август Гакстгаузен) (Гакстгаузен, 1870: 310–311). Однако их отзывы носят описательный, этнографический характер, без вникания в социально-политические и экономические проблемы.
С полным пониманием критического положения подневольных инородцев России, не принимая лозунгов официозного шовинизма, писали А. Н. Радищев, А. С. Пушкин, П. И. Пестель, А. И. Герцен, Т. Г. Шевченко, Н. Г. Гарин-Михайловский, С. Т. Аксаков, П. И. Мельников-Печерский, А. А. Фукс, В. А. Сбоев и другие представители русской, немецкой, украинской, польской интеллигенции. «Отец доказывал моей матери, что она напрасно не любит чувашских деревень, что ни у кого нет таких просторных изб и таких широких нар, как у них, и что даже в их избах опрятнее, чем в мордовских и особенно русских; но мать возражала, что чуваши сами очень неопрятны и гадки; против этого отец не спорил, но говорил, что они — предобрые и пречестные люди» (С. Т. Аксаков) (Чуваши…, 2001: 146).
Исследователь башкирского края В. М. Черемшанский во второй половине XIX в. писал: «…Дикий и необузданный, привыкший действовать самопроизвольно, не терпящий над собою никакой власти, одним словом — народ буйный и своевольный, в настоящее время представляет народ мирный, терпеливый и покорный, не имеющий уже того строптивого духа» (Черемшанский, 1859: 13).
С конца ХVIII в., после подавления пугачевского бунта, менталитет и поведение малых народов сильно изменились. Выход из конфликтных ситуаций с власть предержащими подневольный инородец находил либо в прикидывании под дурачка, «ни бельмеса», либо в открытой вражде? Всё то доброе и сочувственное, что говорилось о малых народах до этого периода, меркло в могучем потоке пренебрежительно-унизительных докладов и доносов официальных лиц власти и духовенства имперской России. Почти во всех трудах даже признанных историков XIX в. проходит мысль о превосходстве славянских племен над инородцами. Николай Полевой, создавая шеститомную «Историю русского народа», писал: «В наше обозрение не войдут финские племена. Отставая далеко от славянских племен телесным сложением, будучи диче, беднее, малочисленнее их, они вскоре были оставлены варягами без внимания. Прозябая неподвижно на местах, ими издревле занимаемых, даже и ныне финны могут ли быть почтенным народом, входящим в состав гражданского нашего общества? Нимало: это волчцы и дикие травы, растущие по нивам, засеянным животворными, хлебными растениями… Доныне племена их живут в сих местах, под именем чухнов, черемисов, чуваш, мордвы…Обведем черту, образуемую народами финскими, и мы увидим в них, как будто волну моря, отхлынувшую с юга и застывшую в течение веков» (История…, 1830: 45).
Дикари, изгои, сорная трава — такое отношение имперских политиков вытравливало из инородцев традиционную ментальность, живую мысль и слово, свободу действия и здоровье. «Настоящий клад для земской полиции эти вотяки, чуваши, мордва — народ жалкий, робкий. Исправники дают двойной окуп за назначение в уезды, населенные финно-уграми... Полиция и чиновники делают невероятные вещи с этими чувашами-бедняками…» (Герцен А. И. Былое и думы, 1835). Инородец в России до ХХ в. властью воспринимался как человек второго сорта и ставился на уровень тягловой скотины, которую можно продавать и перепродавать, поскольку крепостной человек не имел ни малейшего права и голоса.
«Бедность, дикость и робость чувашей симбирских зависят частию от условий местности, на которой судьба определила им проживать; частию же и от собственной их лени, которой также способствует природа… Природа Присурская столь богата рыбными озерами, сенокосам, пахотными землями, лесами и разными произведениями, что могла бы озолотить миллионы людей даже с посредственной предприимчивостью. Но сурский чувашин дары природы ставит ни во что, ленится да и только: он запасается всем на короткое время, а о будущем и ухом не ведает; ему и в голову не приходит, что пользуясь изобилием произведений природы, он мог бы зашибить лишнюю копейку на черный день…» — писал В. И. Лебедев в очерке «Симбирские чуваши» (Лебедев, 1850: 304–305).
Только ли в том причина, что чуваш «ленится да и только»? «Разумеется, что не все чуваши такие оригинальные лентяи: есть из них и зажиточные, которые держат пчельники, имеют мельницы и нанимают земли для обрабатывания, кроме своих; но это бывает очень редко, особенно в деревнях прилесных, — продолжает этнограф. Докопаться до истинных причин он не сумел. — … Оттого они и крайне робки в обращении с другими людьми, что тут перед глазами у них одни только дремучие леса, да любимые их животные — столь же трусливые козы» (там же: 306).
Бесспорно, географический фактор, включающий общность территории, природные ресурсы, экономико-географическое положение, природные и производственные комплексы и их компоненты и т. д., является одним из важнейших элементов, влияющим на формирование менталитета этнической группы. Природные условия территории влияют на жизнь народа, отражаясь в некоторых общих особенностях его хозяйственной деятельности, культуры, быта и психики. Бедность земли и вековая нищета, естественно, отразились на самосознании инородцев.
Объективно складывавшиеся для всех народов Поволжья на протяжении столетий условия существования не давали оснований для довольства и безбедной жизни, способствовали формированию таких особенностей характера, системы ценностей и мироощущения, которые определяли специфику их менталитета. «Минимум благ воспринимался благосклонно и с почтением. И если он не был достаточным для выражения восторга и радости, то по крайней мере не давал оснований роптать на судьбу и жаловаться на свою несчастливость» (Джидарьян, 2001: 35).
Однако гораздо сильнее на образ жизни и ментальность народа действует фактор социально-политический. Причина «бедности, дикости и робости чувашей» не только в территории, на которой они живут и работают («дремучие леса»), и не в трусливых козах и в психическом складе («чуваш ленится да и только»). «Наступает время платежа подушных и на земские повинности денег, тогда разоренный бедняк подвергается жестоким телесным наказаниям. Присланные из земского суда рассыльные бьют их без милосердия. Приведенный в отчаяние чувашин отдает себя и детей в кабалу из-за платежа только подушных денег» (из донесения и. д. начальника V округа, жандармского полковника Маслова шефу жандармов А. Х. Бенкендорфу от 11 августа 1831 г.; ЦГАР, ф. III, отд. I, экспед., д. № 529 за 1831 г., лл. 21-40; цит. по материалам НА ЧГИГН, I, 533, инв. 5836-5901, л. 85). Маслов, которого долгие советские годы обвиняли в чувашененавистничестве, был честнее многих, когда свидетельствовал об ужасных лихоимствах священников, писарей, лесничих и прочего начальства по отношению к инородцам.
«Глядя на башкир, трудно себе представить, что это был когда-то многочисленный и сильный народ, которому принадлежала, за небольшим исключением, вся земля между Камой и Волгой до Самары, Оренбурга и Орска (тогда еще не существовавших) и на восток по Миасу, Исети, Тоболу и Иртышу до Оби», — писал Д. Г. Амиров (Амиров, 1922: 37).
Угнетенное настроение и подневольное положение народа сливается с национальным характером. В итоге, за восемь веков колониального рабства и официального чернословия сформировался новый образ мышления, новый инстинкт самосохранения — без максимализма, экстремизма, на основе постоянного, кропотливого, фанатичного созидания вместо разрушений неприятеля. Словом, сформировался менталитет инородца, почти единый для всей имперской России. С этой точки зрения показателен опыт на собаке психофизиолога М. Селигмена: под чередой ударов током плененное животное постепенно теряет желание вырваться из клетки, смиряется. Не лучше было положение «младшего брата» при «старшем брате» в СССР. Низкая самооценка инородца в чувашах и марийцах остается по сей день. Например, чуваши, потерявшие свою государственность в XIII в., религиозную самобытность и национальные имена в XVIII в., так и стоят на развилке истории, не сумев возродить Чувашстан. В республиках исламского направления (Татарстан и Башкортостан) в годы перестройки сложилось иное умонастроение.
XX в. внес много отрицательного в менталитет российских народов. Общественная реальность, политика государства ввели разрушающие новшества в традиционный ритм общественно-семейных и гендерных отношений, обострили проблему отцов-детей. Изменились модели поведения супругов, молодежи, подростков, обновились модели самоохранительного поведения (типы адаптации). В настоящее время уже трудно определить наверняка, что преобладает в этнических семьях — традиционные устои или «телевизионный» стандарт. Остается открытым вопрос, возможно ли и нужно ли вообще сохранение этнического традиционализма и особенностей этнических менталитетов в будущем.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Амиров, Д. Г. (1922) Башкиры. Стерлитамак.
Андерсон, Р., Шихирев П. (1994) «Акулы» и «дельфины»: психология и этика российско-американского делового партнерства. М.: «Дело ЛТД».
Вельм, И. М. (2002) Этнический менталитет удмуртов. Ижевск.
Гакстгаузен, А. (1870) Исследования внутренних отношений народной жизни и особенности сельских учреждений России. Т. 1. М.
Джидарьян, И. А. (2001) Представление о счастье в российском менталитете. СПб.: Алетейя.
Ильминский, Н. И. (1868) По делу образования инородцев. Письмо крестьянина села Ильмового Куста Буинского уезда Симб. губ. // Казанские губернские ведомости. 24 февраля. № 16. С. 87-88. НА ЧГИГН, ф. I, ед. хр. 533, с. 273-275.
История русского народа. Сочинения Николая Полевого. (1830) Т. I. 2-е изд. М.: Типография Августа Семена при Имп. Мед-хирург. Академии. С. 45, 62-63.
Кобзев, А. В. (2013) Татары и чуваши на перекрёстке вер: тюркоязычное исламо-христианское пограничье в Симбирской губернии во второй половине XIX — начале ХХ века: монография. Чебоксары: ЧГИГН.
Крысько, В. Г. (2002) Этническая психология. М.: Издательский центр «Академия».
Кузеев, Р. Г. (1993) Народы Среднего Поволжья и Приуралья (этногенетический взгляд на историю). М.
Лебедев, В. И. (1850) Симбирские чуваши // Журнал МВД. Ч. 30. Кн. 6 (июнь). С. 304-307. НА ЧГИГН, ф. III, ед. хр. 757, инв. № 5319.
Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки (1985). М.
Народы России: энциклопедия (1994). М.
Никитина, Э. В. (2012) Чувашский этноменталитет: сущность и особенности. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та.
Никольский, Н. В. (2009) Этнографические альбомы. Народы Волго-Уралья // Никольский Н. В. Собр. соч. в 4 т. Т. 4. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во. С. 15-210.
Рахматуллина, З. Н. (2001) Особенности формирования и основные черты менталитета башкирского народа: дис. … канд. филос. наук. Уфа.
Стрельник, О.Н. (2001) Внутренняя составляющая оснований цивилизации: ментальность // Основания цивилизации: философский анализ / отв. ред. В. М. Найдыш. М.: Изд-во «СигналЪ». С. 168–208.
Татары Среднего Поволжья и Приуралья (1967) / отв. ред. Н. И. Воробьев и Г. М. Хисамутдинов. М.: Наука.
Черемшанский, В. М. (1859) Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа.
Чуваши в русской литературе и публицистике (2001): в 2 т. Т. I. / сост. Ф. Е. Уяр. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-тас.
Эрдман, И. Ф. (1998) Путешествие по Вятской губернии летом 1816 года // Памятники Отечества. Полное описание России: Удмуртия. М. С. 14–17.
Ягафова, Е. А. (2002) Этническая история и культура народов Урало-Поволжья (мордва, марийцы, удмурты, чуваши, татары, башкиры): учеб.-методич. пособие. Самара: Изд-во СамГПУ.

воскресенье, 23 октября 2016 г.

120 лет назад родился Ванеркке Николай Иванович

120 лет назад родился Ванеркке Николай Иванович (23.10.1896-11.09.1929).
Деятель культурно-языкового строительства, автор первого орфографического словаря чувашского языка (1926), словаря иноязычных заимствований (1924)
Родился в с. Яншихово-Норваши (Ен?ш Н?рваш) Цивильского уезда (ныне Янтиковский район Чувашской Республики)
Н. Ванеркке в 1916 г. окончил Симбирcкую чувашскую учительскую школу. В 1917-1920 гг. работал в отделе народного образования Цивильского уезда, в 1920-1922 гг. – в Чувашском областном отделе народного образования, в 1922-1926 гг. – в Чувашском областном комитете ВКП(б). В 1926-1929 гг. был ответственным (главным) редактором Чувашского отдела Государственного издательства, ученым секретарем Научно-методического совета при нем. Принимал активное участие в работе Центральной комиссии по реализации чувашского языка, Чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности, терминологической и орфографической комиссий.
Автор книг: «Хресчен буквар?» (Букварь крестьянина) (1927), «Краткий словарь иностранных слов» (1924), «Чувашский орфографический словарь» (1926), «Ч?ваш хресчен?» (Чувашский крестьянин) (1927) и др.
______________________________
 Ванеркке, Н.
Чӑвашла ҫырасси [Электронный ресурс] : правилӑсемпе орфографи словарӗ / Н. Ванеркке. - Электрон. текстовые дан. (1 файл : 90 419 714 байт). - Шупашкар : Чӑваш кӗнеки уйрӑмӗ, 1929. - 168 с. : a. - Оцифровано с печатной публикации 1929 года. - Режим доступа: сайт Национальной библиотеки Чувашской Республики. - 1.00 р.
Перевод заглавия: Чувашский орфогрфический словарь
Ванеркке, Н. Чӑвашла ҫырасси : правилӑсемпе орфографи словарӗ / Н. Ванеркке. - Шупашкар : Чӑваш кӗнеки уйрӑмӗ, 1929. - 168 с.
Аннотация: Ванеркке Н. Чувашский орфографический словарь / Н. Ванеркке . - Чебоксары : Чуваш. кн. отд-ние, 1929. - 168 с.
Перейти:
текст
 

пятница, 21 октября 2016 г.

Новинки фонда ЭЧЗ


CD К63.3(-5Пор)
К90
    Культура Порецкого района Чувашской Республики [Видеозапись]. - Электрон. дан. - Чебоксары : [б. и.], 2014. - 1 электрон. опт. диск (CD-RW) : цв., зв. : ил., портр. ; 12 см (12 мин.). - Загл. с папки. - Второе загл. на экране : Культура Поречья. - (в конверте) : 60.00  р.
_____________________________
DVD К83.39(=Чув)6-8
Ж71
    Жизнь и судьба мастера пера [Мультимедиа] = Проза ӑстин пурнӑҫӗпе ӑраскалӗ : к 100-летию со дня рождения народного писателя Ф. Е. Уяра / Нац. б-ка Чуваш. Респ. - Электрон. дан. - Чебоксары : Национальная библиотека Чувашской Республики, 2015. - 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM) : цв., зв. : ил., портр. ; 12 см. - (Имя в истории Чувашии). - Загл. с контейнера. - На рус., чуваш. яз. - Разделы: Биография, литературное наследие, жизнь и деятельность, аудио-фотогалерея, библиогафия. - (в контейнере) : 110.00  р.
_____________________________
DVD К83.39(=Чув)6-8
Х98
    Художник чувашского слова [Мультимедиа] = Чӑваш сӑмахӗн ӳнерҫи : к 100-летию со дня рождения народного писателя Чувашии Н. Ф. Ильбека / Нац. б-ка Чуваш. Респ. ; [сост. О. П. Аверьянова и др.]. - Электрон. дан. - Чебоксары : Национальная библиотека Чувашской Республики, 2015. - 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM) : цв., зв. : ил., портр. ; 12 см. - (Имя в истории Чувашии). - Загл. с контейнера. - На рус., чуваш. яз. - Разделы: Биография, литературное творчество, жизнь и деятельность, галерея, библиография. - (в контейнере) : 100.00  р.

четверг, 20 октября 2016 г.

Н. К. Чернышева. Эволюция деятельности братства св. Гурия Казанского (в конце XIX — начале XX века)

В статье анализируются деятельность миссионерско-просветительского Братства святителя Гурия Казанского, открытого в Казани в 1867 г., вклад в нее Н. И. Ильминского, негативные изменения в жизни братства после его смерти. Братство занималось просвещением нерусского населения в Казанской и соседних епархиях: организовывало начальные миссионерские школы на языках инородцев; вело обширную переводческо-издательскую деятельность; готовило кадры учителей и священников из среды инородцев; заботилось об устроении храмов, православного богослужения для крещеных инородцев на их родных языках и др.
_____________________________
Эволюция деятельности Братства свт. Гурия Казанского (в конце XIX – начале XX вв.) : Работа на соискание степени бакалавра теологии / Н. К. Чернышева. ­ М. : [б. и.], 2015. ­ 69 с. ; 29,5 см. ­ 

Рукописная работа СФИ

среда, 19 октября 2016 г.

Коллекция «Чувашская Республика: страницы истории» на портале Президентской библиотеки

На портале Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина появилась новая коллекция «Чувашская Республика: страницы истории» . Подборка включает исследования, официальные и архивные документы, изобразительные материалы, политические и культурные аспекты истории Чувашской Республики. Также представлена действующая Конституция Чувашской Республики.
Предлагаем познакомиться с некоторыми изданиями коллекции:
Петров, М. П. О происхождении чуваш : Доклад, читанный 26 февр. 1925 г. на заседании II Сессии Облисполкома V Созыва и 15 марта т. г. на заседании Общества изучения местного края Чуваш. автоном. области. - Чебоксары : Чуваш. гос. изд-во, 1925. - 62 с. : табл. - Библиогр. в тексте и подстроч. примеч.
Поппе, Н. Н. Чуваши и их соседи . - Чебоксары : О-во изучения местного края, 1927. - 31 с. - Библиогр. в подстроч. примеч.
Худяков, М. Г. К вопросу о происхождении чуваш. - Баку : О-во обследования и изучения Азербайджана, 1927. - 12 с. - Библиогр. в подстроч. примеч.. - Отт. из "Изв. О-ва обследования и изучения Азербайджана".
Никольский, Н.В. Краткий курс этнографии чуваш / Проф. Н.В. Никольский. - Чебоксары : Б. и., 1928. - Загл. обл.: Краткий курс по этнографии чуваш.
Кутяшов, С. С. Этнография чуваш и чувашский национализм . - Чебоксары : Чувашгосиздат, 1932. - 61 с. - Библиогр. в подстроч. примеч.
Павлов, Ф.П. Чуваши и их песенное и музыкальное творчество : Муз.-этногр. очерки / Ф. Павлов ; [Предисл.: проф. В. Смолин]. - Чебоксары : О-во изуч. местного края, 1926. - 65 с. : ил. - Библиогр. список: с. 59-65. - 1500 экз.
Коллекция также содержит комплект открыток «Чебоксары» 1966 года .
 Коллекция «Чувашская Республика: страницы истории» на портале Президентской библиотеки 0Коллекция «Чувашская Республика: страницы истории» на портале Президентской библиотеки 1Коллекция «Чувашская Республика: страницы истории» на портале Президентской библиотеки 2
Полные тексты этих и других изданий доступны всем желающим на странице коллекции «Чувашская Республика: страницы истории» портала Президентской библиотеки имени Б. Н. Ельцина .

вторник, 18 октября 2016 г.

Ведомости к циркуляру МВД от 24 мая 1884 г. со сведениями о населенных местах и народонаселении по Царевококшайскому и Цивильскому уездам

РГИА. Ф. 1290 Оп. 4 Д. 248
Ведомости к циркуляру МВД от 24 мая 1884 г. со сведениями о населенных местах и народонаселении по Царевококшайскому и Цивильскому уездам. 1884. 733 листа
Идентификатор
439849425e5741d6a269f333d5e81059
Язык текста
Русский
Название
Даты
1884
Объем
733 листа
Уровень
Дело
Аннотация
Статистические сведения о населенных местах; об административном делении и народонаселении России, о составе сельских обществ, о численности и движении населения по губерниям России, о числе жителей по национальностям, сословиям и вероисповеданиям, об иностранных подданных,проживающих в России (по губерниям); статистические описания городов и губерний

Шифр хранения
РГИА. 1290 / 4 / 248
Примечание
Оригинальный заголовок дела: Ведомость, составленная на основании данных, доставленных по циркуляру Министра внутренних дел от 21 мая 1884 г. за № 1020
Рукописный текст. Чернила


воскресенье, 16 октября 2016 г.

Резолюции, принятые Казанским Областным съездом представителей губернских земств, 1909

Первое общеземское совещание прошло в 1871 г. по вопросу об упраздне­нии подушной подати и собрало 40 земских деятелей из 25 губерний. 
В 70-80-х годах ходатайства о созыве общеземских и областных земс­ких съездов были обычным явлением. Во второй половине 90-х годов съез­ды председателей губернских земских управ носили довольно регулярный характер. В 1900-е годы земские съезды приобрели важное общественно-политическое значение. На них вырабатывалась конституционная програм­ма, которая оставила глубокий след в общественном развитии страны. Одна­ко уже в эту эпоху объединение земств обособилось от политических съез­дов. Наряду с политическими съездами возникла общеземская организация для определенных целей государственного управления, и это разделение с точки зрения интересов культурной земской работы имело огромное значе­ние. Итак, начиная с 70-х годов объединения земств в виде съездов и сове­щаний получили широкое развитие.
По данным Департамента полиции, земским материалам за 1865-1917 гг. установлено 14 общеземских, межгубернских и областных съездов, 2605 губернских и более 1700 уездных земских съездов. Из крупных обще­земских форумов последнего десятилетия существования земств выделяются совещание представителей земств под председательством начальника Глав­ного управления по делам местного хозяйства по вопросу улучшения земс­ких финансов (1910 г.), общеземский съезд по народному образованию (1911 г.), общеземский съезд по статистике народного образования (1913 г.) и съезд 1914 г. по общественному призрению.
Казань, являясь крупным научным и административным центром, при­тягивала к себе весьма обширный регион - от 8 до 10 губерний, где были введены земские учреждения по Положению 1864 г. Большинство активных земских деятелей и представителей земской интеллигенции обширного Волжско-Камского края были выпускниками Казанского университета. Поэто­му они стремились устанавливать различные связи именно с Казанью. К тому же большинство профессоров университета и ветеринарного института были тесно связаны с практической деятельностью многих поволжских земств. 
Остановимся на некоторых конкретных совместных мероприятиях земств Волжско-Камского края. Так, только Казанское земство в разные годы ходатайствовало о созыве в Казани 8 областных съездов. Известно также, что и многие другие земства Поволжья ходатайствовали перед правительством о проведении различных съездов в этом крупном окружном цен­тре. В Казани в 1865-1917 гг. состоялись 3 областных съезда: первый - в 1886 г. по чумному вопросу, второй - в 1898 г. по дифтерии и третий - в 1909 г. по кустарной промышленности и профессиональному образованию. Многие земства уже в 60-70-е годы настойчиво высказывались за необ­ходимость создания постоянной общеземской организации. Однако до нача­ла 1900-х годов все стремления земств к объединению правительственными органами рассматривались исключительно с точки зрения их политического значения и пресекались в самом корне.
Читать полностью...._______________________
Казанский Областной Съезд Представителей Губернских Земств.
Резолюции, принятые Казанским Областным съездом представителей губернских земств [Электронный ресурс] : 15 - 22 авг. 1909 г. — Электрон. текстовые дан. ( 1 файл : 2,54 Мб ) .— Казань : Лито - Типография И. Н. Харитонова, 1909 .— 15 с. — Загл. с титул. экрана .— Электрон. версия печ. публикации .— Коллекция: Татарика .— Свободный доступ из сети Интернет .— <URL:http://kitap.tatar.ru/dl/nbrt_tatarica_Inv_2216_66>.

пятница, 14 октября 2016 г.

Волости и гмины 1890 года : Симбирская губерния



В 1887 году было признано необходимым составить для всей Российской Империи карты губерний и областей, с нанесением на них в каждом уезде границ волостей, гмин и тому подобных мелких единиц административно-территориального деления и, по возможности, всех существующих поселений.
Во исполнение сего Центральным Статистическим Комитетом были разосланы во вcе Уездные по крестьянским делам Присутствия и другие, заменяющие их учреждения, отдельные экземпляры уездных 10-ти верстных карт с тем, чтобы кроме выполнения поручения Госпо­дина Министра, на этих картах также были исправ­лены и нанесены вновь те селения, которые пропу­щены, а равно указаны поселения уже по каким-либо причинам несуществующие или неправильно нанесенные. Независимо от такого исправления и дополнения карты было одновременно предложено составить списки всех селений по каждой волости в отдель­ности, с показанием наличного числа душ, как мужского, так и женского пола, в каждом поселке, а также с указанием числа дворов крестьянских, имеющих душевой надел и входящих в состав обществ и не крестьянских, т. е. имеющих оседлость на собственной зeмле в пределах волости.
Подученные обратно поверенные и исправленные на местах карты и списки поселений в Центральном Статистическом Комитете строго сверялись затем с другими данными, имеющимися в его распоряжении, и переносились на 3-х верстную военно­топографическую карту, причем исправлялись уездные границы, определялись волостные территории и отмечались пункты, в которых находятся Волостные Правления. Выполнение этой работы не могло идти быстро по самой сложности ее, столько
же и вследствие медленного доставления сведений из местных учреждений, которые нередко по многочи­сленности поселков должны были составлять совер­шенно новые карты крупных масштабов, могущие вместить в себя все названия селений.
Издание «Волости и Гмины» дает сведения за 1890 г. по каждой волости: о местонахождении волостных правлений, стане, количестве крестьянской земли в десятинах, числе селений в волости, крестьянских дворов, налпчных душ, и наконец, числе дворов не крестьянских, въ селениях. Кроме того по каждому уезду и по всей губернии дано пространство суши и значительных внутренних вод, исчисленное для суши в квадратных верстах, милях и десятинах, для вод— в квадратных верстах, и показана густота сельского населения на квадратную версту; в конце же каждой губернин помещенъ алфавит волостей, с общего порядка волости в губернии, на основании которого будет
составлен общий для всей Империи алфавит.
Сведения о пространстве суши и значительных внутренннх вод заимствованы из вычислений Стрельбицкого (исчисление поверхности Российской Империи в царствование Императора Александра III, 1889 г.).
К каждому выпуску прилагается карта губернии, с показанием пунктов нахождения волостных правлений.
 ___________________________

Волости и гмины 1890 года : 1-72. - СПб. : Центр. стат. ком. М-ва внутр. дел, 1890 -. - 26 см. - (Статистика Российской империи...). 39 : Симбирская губерния. - 1890. - 10 с. : ил., карт.

http://simlib.ru/handle/123456789/191


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...